У.зрячая_длань

tantalised


Охота на Снарка

Непочатый крах


Как всегда, спокойной ночи
У.зрячая_длань
tantalised
Не сон разума порождает чудовищ, а, скорее, бдительная рациональность, страдающая бессонницей. (c)

Бестиарий святой Терезы
У.зрячая_длань
tantalised
первый танцует, запертый в комнате, и ни волны ни частицы не причиняют ему беспокойства.
справа рассвет, слева картины Джотто в алфавитном порядке.
позолоченные юноши в его снах как симптом нервного расстройства
или как объект доверия, стрельбы или игры в прятки.
второй из обрывков бумаги мастерит человечское тело,
изобретает созвездия, создаёт города и в них узнаёт свою обитель,
как место, где нет меня, нет приливов, пространств и пределов,
и где из каждой встречой машины глядит его ангел-истребитель.
третий никогда не спит. долгими ночными часами заплетает волосы Вероники,
шепчет ей на ухо погребальные песни, читает ей сонеты, говорит о главном и второстепенном,
о том, что сегодня гроза, что у страха не только глаза, но и руки велики,
что пора придумать наконец шестое доказательство бытия вселенной.
четвёртого нет.
нет ни вверху, ни внизу, ни в подвале, ни в банке с пауками.
такого рода отсутствием может похвастаться не каждый мёртвый поэт,
ни даже мраморная дева со скрещенными на груди руками.
пятый глядит с той стороны стекла, будто скован страхом,
то ли он в дуэли с маркизом де Садом выбрал незаряженный пистолет,
то ли отдался плотнику за серебряную тетрадрахму
а потом узнал, что такой валюты уже две тысячи лет как нет.
дело шестого - приручать объекты и тем лишать их сложности,
перекрашивать в красный все подручные вещи и выстраивать в ряд.
а еще лучше - танцевать запертым в тёмной комнате
с Джотто в системе координат.

Невозможно
У.зрячая_длань
tantalised
быть свободным от того, то чего убегаешь. Нужно как минимум бежать в два раза быстрей, направление не играет роли.

среди прочего
У.зрячая_длань
tantalised
всё, что производится, подлежит уничтожению
до тех пор, пока мы не научимся производить чистую смерть.

Про медведей
У.зрячая_длань
tantalised
Как побочный эффект чтения Делёза вспомнился один старый анекдот.

Видит охотник возле берлоги маленького медвежонка и спрашивает: "Твой папа дома?" Медвежонок качает головой. "А мама дома?" Тоже нет. Тогда охотник набрасывается на медвежонка, а тот кричит: "Бабушкааааа!"

Мораль анекдота в том, что существует патологический Эдип структуры 3+1.
Иными словами, "невроз - это папа-мама, но бабка - это уже психоз" (Делёз, Гваттари "Анти-Эдип")

Stearin
У.зрячая_длань
tantalised
в огненном гераклитовом небе загорается звезда.
странник щурится, пульсируют придорожные камни.
от причала к причалу, от сердца к средцу провода
полнятся снами.
воздух верен полету стрелы, воздух воспроизводит звук,
афиширует неразделённость, но
в каждом доме есть тот кто примет кричащее лезвие рук
и есть тот кто пойдет на дно.
в небе старуха созвездий вычёсывает из волос пустоту,
время дрожит, камнем на дно ложась,
и я вижу, как странное племя смертей культивирует ту,
ради которой стоило продолжать.
Tags:

(no subject)
У.Лице ручное костистое
tantalised
вот это слово, прощение или проклятье.
на сетчатке попеременно гаснут янтарные блики.
теперь, в этом вафельно-пасторальном платье
вы одновременно и малы, и так неестественно велики -
это ваше имя доносится из уст этого вычурного господина,
и ему сводит запястье от приближающейся развязки,
и прежде чем ваша голова окажется в корзине,
вы внезапно вспомните и даже может быть поймете старую сказку,
и капитан, привычно щурясь на дневного света пробоину,
скомандует право руля или вдруг пропоет серенаду,
и ваше сердце расплавится, сожмется последней искоминой
или прохрипит ad nauseam, зашипит плевком в самое пламя ада -
и только теперь, постукивая серебряными спицами с изображениями огненного корабля,
вы хватаете ритм и его профиль и раскачиваете, сквозь пастель и чад,
и вот уже самое море, из детства, с обложки рукописного букваря,
расплывается жирным пятном в равнодушный закат.
Tags:

Остановиться
У.зрячая_длань
tantalised


пряничное утро дождит, переливается через край небесного корыта.
вода словно мерцает изнутри, словно горит или, может быть, подмигивает мне.
будто я где-то на окраине открываю достопримечательность, ранее не открытую,
и часы в ответ на такое воспоминание только покачиваются на кожаном ремне.
гулкие струны улиц гудят, будто сговорившись разом
перекричать и вчерашнее, и сегодняшнее, и, возможно, даже завтрашнее несчастье.
демография моего ненаселённого пункта проста, достаточно окинуть глазом:
кони с черными гривами подкармливают конюхов, гуси-лебеди разрывают небо на части.
настоящее тоже не слишком правдоподобно,
как в истории, где некто N уже давно мёртв, но всё ещё продолжает мне сниться.
может быть, и стоило намного раньше и как можно более подробно -
остановиться.

Posted via LiveJournal app for iPhone.


P.S.
зла
tantalised
яблочный дым спасает от яблочных мыслей, мыслей о красном.
щуки инспектируют желания на предмет прекрасного.
если читать твои письма, то молча с гримасой ужаса и омерзения;
рвать бумагу, играть на флейте, разряжать воздух, шептать о спасении
так, чтобы несмелое сопрано дождевых капель стало непременно форте,
ясеневым деревом на пути бродяги, каштановым цветом на потёртом вороте...
у такой страсти не может быть окончаний, такие смерти неузнанными проносятся мимо.
из таких глазниц даже змеи ползут совершенно другими.
от такого порога босым уходить плохая примета.
прочь в темноту, прочь на голгофу, прочь от слишком яркого света.

- а здесь твоей гордости никто не обидит, - сказал мой мёртвый отец. -
стекло не бьётся, вода не льётся и Бог смеётся - таков конец.
дурак оставит провиденье голодным, как сам он.
философ смертен, Сократ философ, - Сократ, где же твой саван?
гости в молчании опорожняют кувшин за кувшином.
Xриста распявши и не так завоешь, обойдёшь все вершины.
эти стены внемлют, их бетонные уши слушают.
километры срываются в мили, срывается голос, гости заждались ужина.

литургия как летаргический сон
(ёлочные куклы завивают друг другу волосы и поют в унисон)
эпохи блошиные танцы танцуют у ног мудреца
за пазухой солнце у солнца четыре лица
хрусталь имеет дивное свойство он отворяет уста
целуйте двери те кто сквозь окна ходить устал

...
в моём сердце не осталось более неисписанных страниц.
брошенные дети зимы первыми заклюют разноцветных птиц.
настоящее возвращается по спирали, каждый выдох замыкается в кольцо.
между сном и явью у моего Бога - твоё лицо.

отторжение неизбежно
У.Лице ручное костистое
tantalised
Вопрос в конечном счёте в том, чтобы погрузиться в ужас бытия. (Ж.Батай)

Бытие в конечном счёте в том, чтобы погрузиться в вопрошание ужаса,
перемолоть остатки времени и уйти на север,
выкрикивая попеременно "Sieg heil" и "in nomine Dei nostri"
зияющей бездной рта.
С тем чтобы стать истиной, босой и опьянённой пространством,
вопреки априорной транспарадигмальности пустоты
в изящных па воссоздать сотворение мира, -
как это было с гауптфельдфебелем N.

?

Log in